«Иск Широкова к Камчатской газете удовлетворен частично», газета «Камчатский край» № 48 (217) от 8 декабря 2010 г.

Евгений Широков не покупал себе должность и не прессинговал рыбаков. К такому выводу при­шел Арбитражный суд Камчатского края. Однако утверждение о том, что «в «Рыбводе» 90 процентов сотрудников - бывшие менты, которые могут разо­рить предприятие, если не заплатишь», суд не при­знал не соответствующим действительности.

 18 августа в одной из местных газет было опубли­ковано открытое письмо за подписью «рыбаки Камчат­ки», которое содержало ряд обвинений в адрес Евгения Широкова, руководителя Сахалино-Курильского теруправления Федерального агентства по рыболовству - ФАР (до недавнего прошлого, Е. Широков возглавлял аналогичное управление на Камчатке).

Евгений Павлович потребовал от газеты их опровер­гнуть. С соответствующим иском он обратился в Арбит­ражный суд Камчатского края.
Рассмотрев иск, суд признал недостоверными ут­верждения о том, что Е. Широков «купил себе долж­ность», «прессингует» рыбаков, собирает с них деньги на поддержку арестованного помощника главы ФАРБакулина, что он как специалист «ноль» и т. д.
Однако в этом письме остался ряд утверждений, ко­торые не были признаны судом не соответствующими действительности и порочащими деловую репутацию Е. Широкова.
К ним, в частности, относятся следующие высказы­вания:
 
«Хочешь рыбачить - плати территориальному уп­равлению ФАР 0,5 доллара за 1 кг лосося в воде... Не заплатишь - не дадут работать, разорят предприятие, недаром же сегодня в «Рыбводе» 90 процентов сотруд­ников - бывшие менты, они с этих рек кормились, еще нося погоны МВД...».

 «...на Камчатку во время проведения конкурсов при­летал помощник руководителя ФАР И. Бакулин и про­водил сбор денег с рыбаков. В этом году та же участь ждала и сахалинских рыбаков, куда недавно перена­значили Широкова...».

 «...да и методы их работы с приезжими чужаками до этого срабатывали безотказно. Сначала икорки и ко­мандорских грибков к столу, затем джип к подъезду, ну а потом просто деньги на счет где-нибудь подальше. И все. А требуется всего-то ничего: не видеть, не слы­шать и не мешать...».

По мнению суда, в перечисленных фрагментах, выра­жающих субъективные взгляды, не утверждается, что именно Широков нарушил законодательство, проявил недобросовестность или нарушил деловую этику.

Так что эту часть открытого письма пока можно счи­тать никем не оспоренной.
Суд взыскал с газеты в пользу Е. Широкова 4 тысячи рублей.
Соб. инф.
Сервис временно не доступен