Камчатка - край земли

Камчатка...

Эта чудесная земля была открыта русскими ка­заками более 300 лет назад, но россияне и сегодня немного знают о ней. Что касается жителей других стран, то большинство их просто ничего о Камчатке не слышали. И это неудивительно. В те времена, когда путь до Камчатки отнимал больше года, мало находилось подвижников, готовых отправиться на край све­та только лишь за тем, чтобы рассказать о нем другим людям. Отчеты редких экспедиций складывались в архивы, единичные гео­графические издания прятались на полках библиотек.

Одним из первых исследователей Камчатки был Степан Кра­шенинников, оставивший после себя уникальное «Описание земли Камчатки». Эта книга, вышедшая первым изданием в 1755 году и переизданная с тех пор много раз, не потеряла и сегодня ни научной, ни беллетристической ценности. Можно сказать, что все последующие книги о Камчатке – своего рода продолжение или развитие фундаментального труда Крашенинникова.

В двадцатом веке самолеты приблизили Камчатку и к Ев­ропе, и к Америке, однако это не сделало ее более доступной. Таинственный полуостров попал в число самых «закрытых» районов Советского Союза. Вплоть до 1990 года ни один иностранец не мог ступить на камчатскую землю, и даже россиянам требовался специальный пропуск. Но те, кто хотел увидеть волшебный мир Камчатки собственными глазами, пробивались на Камчатку, несмотря на все преграды. Экспедиции с геологами, вулканологами, самостоя­тельные маршруты – Камчатка как бы открывалась заново: чер­ные пляжи побережья, дымящиеся сопки, синие хребты, разри­сованные белой эмалью снежников. К сердцу этой сказочной страны вели медвежьи тропы...

***

В этом краю дух захватывает от кра­соты и величия природы ещё в возду­хе. Вид, открывающийся пассажиру из иллюминатора самолета, не просто поражает, он окончательно убеждает в том, что Камчатка – это совсем дру­гая планета!
Здесь само время поворачивает вспять… Огромный Тихий океан сменяет­ся величественными вулканами… Рож­денные тысячи лет назад, живые и неприступные, они заботливо окружают красивейшую бухту в мире – Авачинскую. Сердце начинает сжиматься в пред­вкушении незабываемого путешествия по этому сказочному полуострову.
Камчатка по размерам равна площа­ди Германии, Австрии и Швейцарии, вместе взятым, и включена в список 200 всемирно значимых экорегионов, подготовленный Всемирным Фондом Охраны Дикой Природы (WWF).
Вулканы, источники и гейзеры этой земли относятся к уникальным природно-географическим явлениям. Сочета­ние таких редких явлений с окружающим рельефом и растительностью создает неповторимые природные ландшафты.
Но вулканы не единственные сокро­вища. Своеобразие камчатской земли – особая яркость изумрудных трав, редкие по красоте полевые цветы, прозрачные озера, чистейшие горные водопады и настоящие девственные леса. Только на Камчатке сохранился единственный в своем роде осколок доледниковых хвойных лесов – роща пихты грациозной. На площади всего в 19 гектар растет пих­та, которой больше нет нигде в мире!
Здесь можно увидеть высочайший вул­кан в Евразии - Ключевскую сопку, само­го крупного в мире бурого медведя, реки с чистейшей водой, полные рыбы, и озе­ра, которые появляются прямо в кратере вулканов и поражают своими красками.

Ни одна фотография не сможет пере­дать всей красоты знаменитой на весь мир фантастической Долины гейзеров или лунных пейзажей вулкана Толбачик, которые стали первыми площадками для испытания лунохода и марсохода.

Только на Камчатке можно спустить­ся со склонов вулканов прямо к Тихому океану. Только здесь самые необычные перепады высот, а горы покрыты снегом до середины лета. Камчатка – это начало всего мира... И она готова удивлять и покорять ваши сердца снова и снова!
 

 

ИЗБРАННЫЕ ЧУДЕСА КАМЧАТКИ

Тихий океан…

На широте Камчатки он редко бы­вает тих. Его вода отпугивающе холодна даже летом. Его дыхание –  юго-восточный ветер –  всегда обещает холод и дождь. Но он – пер­воисточник жизни: сама Камчатка родилась в океане, и все живое на ее земле инстинктивно тянется к берегу.
Океан... Он царствует над всей Камчаткой, но на побережье его власть безраздельна. Он смягчает зимние морозы и «охлаждает» лето. Он нагоняет на берег низкие облака, из кото­рых сутками сыплется на землю «бус» – унылый мелкий дождик. В гневе он может послать тай­фун: под ураганным ветром ломаются вековые деревья, от ливней вздуваются реки – грохочу­щие потоки воды разрушают всё на своем пути. Есть у него и последнее, самое страшное ору­жие –  цунами.
Чтобы почувствовать таинственную жизнь по­бережья, нужно пожить хотя бы несколько дней рядом с океаном. Такое соседство тревожно, но целительно: одиночество Океана столь велико, что поглощает все другие, маленькие одиночества. Жизнь берега, неприметная вначале, захватит вас целиком, стоит только остаться на денек-другой в какой-нибудь пустующей из­бушке.
Тихий океан – зрелище непередава­емое! Насколько хватает глаз – безграничная синь, на горизонте океан лениво покоится в штиле, лишь ближе к берегу в прибойной полосе образуются вол­ны, которые с гулом обрушиваются на берег. Осенью, после штормов и цик­лонов, регулярно курсирующих в Ти­хом океане, до берега доходят порой просто гигантские волны. Рокочущий, низкий, мощный гул трехметровых глыб, ближе к берегу все это сливает­ся в кипящую ослепительно-белую массу, выплескивающуюся на барха­тисто-черный, влажный базальтовый песок. Сильный ветер на пляже сры­вает с трехметровых волн гребень и уносит обратно в океан блистающим потоком брызг! Иногда можно увидеть касаток или морских котиков, которые с большим любопытством стараются разглядеть вас поближе. Океан уми­ротворяет и приводит в дикий восторг одновременно!
Камчатка начинается с океана и им заканчивается. За триста лет, прошедших после ее открытия русскими казаками, не проложено ни одной дороги на полуостров: только морем или по воздуху можно попасть на Камчатку. Люди отсюда уезжа­ют «на материк» и возвращаются «с материка». Да и сама Камчатка - будто загадочная страна, поднявшаяся из глубин океана и «причалившая» к берегу сотни тысяч лет назад. Но, прикованная к материку, она так и не породнилась с ним. Ска­зочный корабль, готовый к отплытию...

 

Вулканы…

Камчатские вулканы не отличаются кровожад­ностью: на памяти живущих здесь людей не так много извержений, которые могли бы стать смер­тоносными. Темный силуэт вулкана в ясном пред­рассветном небе не несет в себе угрозы – для жителей Камчатки это, обычно, признак хорошей погоды. И все-таки, находясь рядом с вулкана­ми, трудно убедить себя в том, что это не более чем геологические объекты. Тишина рядом с вулканами – особая тишина, наполняющая душу непостижимым сочетанием тревоги и покоя. Все кажется незнакомым и непривычным; ты озира­ешься кругом, словно чувствуя на себе изучающий взгляд иного мироздания: и страшно, и радостно одновременно, потому что под этим пристальным взглядом начинаешь вдруг ощущать, как распро­страняется над тобой чья-то безграничная власть – может быть, та единственная, подлинная власть, которой хочется подчиниться...
Какой из камчатских вулканов самый красивый? Хотя в вопросах красоты объективных крите­риев всегда не хватает, первую тройку лидеров можно назвать. Ключевской, Корякский и Кроноцкий могли бы претендовать на роль вулканического символа Камчатки. Преимущество Ключевского в «росте» (абсолютные значения высот для этих вулканов равны соответственно: 4750м, 3456м и 3528м) не столь существенно, как кажется на первый взгляд. Величайший вул­кан Евразии достиг своей почти пятикиломет­ровой высоты за счет того, что сформировался на своеобразном геологическом «пьедестале» – склоне древнего вулкана. Собственная же вы­сота Ключевского (относительная высота) составляет 3000м – это меньше, чем и у Корякс­кого (3300м), и у Кроноцкого (3100м).
Что касается формы конуса вулкана или, как образно говорили во времена Крашенинни­кова – «шатра», то многие, не сомневаясь, от­дают предпочтение Кроноцкому. Геометрически правильный, ребристый конус, увенчанный ледниковой шапкой, смотрится в воды крупнейше­го озера Камчатки. Красотой и величественностью Корякский вулкан не уступает двум своим «собратьям». Вместе с Авачинским вулканом он составляет великолепный ансамбль –  неотъемлемую часть панорамы Петропавловска-Камчатского, и многие жители города испытывают по отноше­нию к нему почти родственные чувства…
Впрочем, каждый из камчатских вулканов красив по-своему. На полуострове их больше трехсот, и 29 продолжают действовать.

 

«Хозяин Камчатки»…

Двести лет назад камчатскому медведю мало что угрожало. Казаки оставались равнодушными к мед­ведю, их интересовал соболь, а ительмены просто не могли нанести урон его численности, поскольку охотились с помощью лука и отравленных стрел. У ительменов существовало уважительное, даже тре­петное отношение к медведю, в своих легендах они называли его «братом человеческим». Забывать об этом братстве люди стали с появлением первых винтовок. Хорошее, надежное ружье предоставило охотникам практически безопасную возможность охоты на камчатского медведя.
Сегодня браконьерство процветает, несмот­ря на все запреты. Ценятся только шкура и желчь. Охота идет за самыми крупными экземплярами. Средний медведь весит нынче 150-200 кг, 400-ки­лограммовые экземпляры попадаются редко, а те, кто мог бы «потянуть» на 600 кг, встречаются только в охотничьих рассказах. Несмотря на свое название, камчатские бурые медведи носят шубы не только бурого цвета. Их окрас варьируется от песочных и соломенных тонов до почти черного.
Может быть, потому камчатский медведь практически лишен агрессивности, что мясной «диете» предпочел рыбную. Лосось испокон веку – главная пища «хозяина Камчатки», основной источник жировых запасов, позволяющих продержаться долгую камчатскую зиму. Правда, выйдя из берлоги после зимней спячки, медведь готов съесть что угодно, но, несмотря на это, реальной угрозы никому из теплокровных не представляет, раз­ве что сусликам, которых, бывает, выкапывает прямо из зимних нор. Кажется невероятным, но несколько месяцев, пока реки опять не напол­нятся рыбой, громадный хищник кормится поч­ти исключительно вегетарианским способом. В июле на приморских тундрах и лесных ягодных полянах можно наблюдать идиллическую карти­ну пасущихся, как домашний скот, медведей.
Камчатские медведи прагматичны и трусливы. Они сыты и избавлены судьбой от многих трудно­стей, которые выпадают на долю, например, мед­ведей сибирской тайги. Поэтому всякое сомнение они обычно разрешают в пользу бегства. Из деся­ти добропорядочных камчатских медведей так пос­тупают девять. Но десятый может рассудить иначе. И тогда вы не успеете ни убежать, ни выстрелить, даже не успеете испугаться.
Если вы всерьез намерены искать встречи с камчатским медведем, забудьте детский сказоч­ный образ глуповатого увальня. Это зверь колос­сальной силы и выносливости, великолепной ре­акции, отличной координации движений. Зубами разгрызает любую кость, когтями ворочает валуны, способен забираться на почти вертикальные скло­ны, сидеть часами в ледяной воде. Он – прекрас­ный пловец, посуху на короткой дистанции догоня­ет лошадь; бежать, правда, долго не может, зато ходок первоклассный: уйдет за сутки на добрую сотню километров. Косолапые всегда возвращаются домой – туда, где появились на свет в берлоге матери.
Свою пару мишки начинают искать, достигнув шестилетнего возраста. В конце весны косолапые играют свадьбы. Через восемь месяцев, во время зимней спячки, в берлоге появляются на свет крохотные медвежата. Вес малышей при рождении едва превышает 300 грамм. Почти полгода матуха (самка медведя) кормит потомство своим молоком потрясающей жирности – 20-25 процентов.  И только когда природа полностью отойдет ото сна, начинает учить малышей самостоятельному поиску пищи. За всю жизнь медведица – одна из самых нежных и заботливых матерей в природе – рожает около 14 медвежат. Правда, только половина из них вырастают во взрослых медведей.
На вид молодой медведь немного неуклюжий. Но при этом он далеко не увалень, а очень ловкое животное. Он может развивать скорость до 60 километров в час, лазить по скалам, узким и скользким бараньим тропам. Единственное, пожалуй, что не дано камчатскому медведю – это лазить по дере­вьям: вероятно, он слишком массивен для этого...
Для медведей характерны обучаемость, великолепная память, безошибочная ориентация в пространстве и неограниченная всеядность. Естественных врагов у косолапых в природе нет. Главный враг – человек, который, занимая исконно медвежьи места, зачастую варварски обходится с «хозяином Камчатки». Ежегодно на берегах рек лесники снимают сотни проволочных петель – жестокого орудия убийства.
На Камчатке обитает около 15 тысяч бурых медведей – это 15 процентов косолапых России и 5 процентов всех медведей мира.

 

Нерест лосося…

Каждый год в середине июня начинается главное событие в жизни камчатских рек и озер – нерест лосося. Миллионы лососей, повинуясь могучему древнему инстинкту, возвращаются из моря в те ручьи и реки, где они когда-то проклюнулись из икринок и где теперь обязаны завершить жизнен­ный цикл. Сменив серебристую чешую на яркий брачный наряд, они устремляются вверх по реке навстречу любви и смерти, и никакая сила уже не в состоянии повернуть их назад.
Лишь однажды суждено тихоокеанскому лосо­сю испытать великое таинство продолжения рода. Вся энергия, запасенная им в океане, будет рас­трачена без остатка. Первая и последняя любовь лосося столь сильна, что не оставляет ему шанса на выживание. Отнерестившиеся лососи, выцвет­шие, с белыми, изъязвленными спинами, пытаются удержаться в стремнине, но их сносит, выбрасыва­ет на камни. Песчаные отмели завалены гниющей рыбой. Тысячи погибших лососей превращаются в животворный ил, смешиваются с бедной камчатс­кой землей. А выметанные и оплодотворенные ик­ринки остаются лежать на дне в заботливо вырытых родителями ямках. Спустя год мальки расстанутся с Камчаткой, уйдут в море до тех пор, пока неумо­лимый инстинкт не вернет их к родным берегам и не заставит расстаться с жизнью ради ее во­зобновления.
Могучий ход лосося, отлаженный тысяче­летиями, легко остановить за несколько лет. Достаточно перегородить устье реки сетью и вылавливать всю заходящую рыбу. Свойство лосося возвращаться в ту реку, где он родился, лишает его возможности противостоять брако­ньерству.
«Все рыбы на Камчатке идут летом из моря в реки такими многочис­ленными рунами, что реки от того прибывают и, выступая из берегов, текут до самого вечера, пока перестанет рыба входить в их устья», – писал Степан Крашенинников.
Мир нерестовой реки – особый, изумитель­ный и таинственный…

 

Долина гейзеров…

Много удивительных объектов охраняет Кроноцкий заповедник, но ни один из них не может срав­ниться по своей уникальности с Долиной Гейзе­ров – бесспорным Чудом Света, драгоценнейшей природной Реликвией, доставшейся в наследство человечеству.
Долина была открыта сравнительно не­давно – в апреле 1941 года, когда гидролог Кроноцкого заповедника Татьяна Устинова и проводник-ительмен Анисифор Крупенин под­нялись по руслу реки Шумной и, войдя в узкий проход между скалами, остановились непода­леку от устья неизвестного притока.
В апреле всюду еще лежит снег. Кое-как устроившись на крутом заснеженном склоне, обессилевшие путники решили перекусить. На противоположном берегу реки виднелась прота­явшая каменистая площадка, над которой вился легкий парок – и вдруг из этой проталины пря­мо в них ударила струя горячей воды! Перепу­ганные люди подхватились – надо спасаться! – впрочем, вскоре выяснилось, что кипяток до них не добивает, а дождь остывших брызг не опасен. Фонтанирование закончилось так же внезапно, как и началось, – и Устинова поняла, что перед ней настоящий гейзер – первый на Камчатке. Она назвала его «Первенцем».
В Долине сейчас более 15 крупных гейзеров. Великан, Жемчужный, Фонтан, Большой, Щель – вот некоторые имена. Есть гейзеры, которые фонтанируют каждые 10-12 минут, а есть такие, что извергаются один раз в 4-5 часов. Клубы пара, фонтаны кипятка, невероятные цвета склонов, по которым струится горячая вода, вместе с буйной зеленью трав и деревьев создают феерическое зрелище.
Каждый, впервые попадающий в Долину, ис­пытывает на себе её гипнотическую силу. От вос­торга и удивления кружится голова. Но Долина не прощает ротозейства и ежегодно собирает «дань» из ошпаренных конечностей. Наиболее опасные места в Долине покрыты безобидной на вид трав­кой: иной раз так и хочется встать на зеленый лу­жок. Человеку, не знакомому с коварством Доли­ны, трудно вообразить, что под привлекательным покровом часто скрывается обжигающая жижа, и нога, не встретив опоры, уйдет в глубь, как в масло. Беда, если вы без сапог, но и не всякие сапоги могут уберечь от ожога – глубина жгучих зыбунов иногда больше метра.
Доверять в Долине можно только полыни. Это неказистое и знакомое всем растеньице выбирает абсолютно надежные места, куда по каким-то таинственным законам дьявол под­земного мира ступить не имеет права. Там, где растет полынь, можно спокойно перевести дух, можно присесть, даже прилечь, не опасаясь, что земля под тобой разверзнется или распол­зутся от кислоты штаны.
Гейзер – один из самых удивительных при­родных объектов. Непонятно самое простое: почему один горячий источник периодически фонтанирует, а другой спокойно кипит. В 1907 году в Новой Зеландии нашелся смельчак, кото­рый спустился в канал прекратившего изверже­ния и опустевшего гейзера и обнаружил на четырёхметровой глубине соединенную с каналом боко­вую камеру размером с небольшую комнату. Так возникла модель гейзера, в которой ведущая роль отводится подземной камере – своеоб­разному «бойлеру», где за счет глубинного жара происходит кипение воды и накопление водяно­го пара. В последнее время появилось понима­ние, что извержение гейзера происходит, когда пар, заполнивший «бойлер», начинает выходить в канал. Принципиальным здесь является то, что давление пара при его расширении (в соответс­твии с законом состояния газа) уменьшается тем слабее, чем больше его объем. А гидроста­тическое давление воды в канале уменьшается всегда на постоянную величину. Теоретический расчет показывает, что, если объем «бойлера» превышает объем канала, возникает нарастаю­щий перепад давления, и пар выталкивает воду, как поршень. Если же объем «бойлера» мал по сравнению с каналом, либо подземной камеры вообще нет, то пар спокойно выходит наружу, как при кипении воды в кастрюле.
3 июня 2007 года Долина Гейзеров пережила геологическую катастрофу. Обрушились сопки в верхней части каньона, и вниз по ущелью сошла обломочная лавина общей массой в 10 млн. тонн. Мощная плотина перегородила реку Гейзерную и дала рождение глубокому озеру, заполненному теплой водой. Оказавшиеся под многометровым слоем породы многие гейзеры прекратили свою деятельность. Но безжалостное к дикой природе провидение оказалось благосклонным к людям, которые оказались в то время в долине. Ни турис­ты, ни пилоты вертолета, ни сотрудники Кроноцкого заповедника – никто не пострадал. Боковой фронт каменной лавины по какому-то чудесному промыслу остановился всего в метре от стены дома-гостиницы и в полуметре от вертолета!
Как бы ни были велики потери от стихийных бедствий, они не могут даже в малейшей степе­ни оправдать варварство человека. Нет сом­нения, если бы в 1967 г. «дикий» туризм не был превращен в плановый, а в 1977 г. не запрещен вовсе, Долина Гейзеров сегодня имела бы пла­чевный вид: отечественный турист растащил бы гейзеры на сувениры. Сколотый вандалами гей­зерит – минерал (кремнезем, относящийся к груп­пе неблагородных опалов), образующийся вокруг гейзеров, кристаллизуясь из горячей воды – быс­тро «увядал», теряя всю свою привлекательность, всё богатство красок. Жадность и невежество «коллекционеров» не позволяли им понять, что необыч­ные цвета и оттенки гейзерита рождены живущими на нем уникальными организмами – термофильны­ми бактериями и водорослями, не способными су­ществовать вне привычной для них среды. В начале 90-х годов была наконец созда­на минимально необходимая инфраструктура, рассчитанная на прием туристов, прибывающих с вертолетными экскурсиями.
Необязательно быть специалистом-экологом, чтобы понять: предел туристической нагрузки, которую способна выдержать Долина, очень не­велик. Это не Йеллоустонский парк, ежегодно принимающий до 3 миллионов человек и где к гейзеру можно буквально припарковать авто­мобиль. Долина Гейзеров – крохотный учас­ток земли, насыщенный чудесами, словно музей-сокровищница, и глубоко запрятанный Природой в горных урочищах Камчатки…
***

Камчатка редко бывает похожа на свои фотографии. И не только потому, что снимок всегда лишь снимок. Как и поло­жено сказочной стране, Камчатка постоянно меняется: всякий раз она выглядит по-новому. Чем больше встречаешься с ней, тем загадочнее она становится. Чем чаще рассказыва­ешь о ней, тем труднее подбирать слова…

Камчатка – неповторимая, безум­но красивая, малоизведанная и не­объятная, как сама планета Земля. Планируя свое путешествие за тыся­чи километров от полуострова, путе­шественники даже не представляют насколько сильно притяжение этого необычного места. Лишь только сту­пив на камчатскую землю, вы почув­ствуете острое желание увидеть как можно больше, прикоснуться к самому сокровенному.

Сегодня Камчатка открыта всем: и туристу, и ученому, и бизнесмену. Каждый может испытать на себе таинственную силу её очарования. И пусть люди, приезжающие на Камчат­ку, найдут то, что они ищут, – лишь бы их сердца были сво­бодны от алчности, а разум от злой воли. Тогда, возможно, и сохранится этот удивительный мир, в котором животворные реки соседствуют со смертоносными вулканами, вечные снега с горячими источниками, тайга с тундрой, дикий зверь с человеком...

 

Примечание:

* Текст «Камчатка – край земли» подготовлен по материалам:

- книги Андрея Нечаева «Чудеса земли Камчатки»
- издания для туристов «Камчатка. Дух приключений».
 
           * Фотографии подобраны из личных фото-архивов работников суда.